MyKod Конфликтология Лекции История и теория конфликтологии

Авторизация







История и теория конфликтологии
Автор: Administrator   
09.03.2009 12:35

Этапы развития конфликтологии.

В истории конфликтологии можно выделить несколько этапов развития.

Первый период, начиная с первых дошедших до нас источников о конфликтах (VI-VII в. до н.э.) до середины IXX века. В течение этого периода конфликтологические знания формируются и развиваются как практические знания людей о видах конфликтов, принципах и правилах поведения в реальных конфликтах, что запечатлено в философии, религии, литературе, народном творчестве, СМИ. В этот же период начинают накапливаться и первые научные знания о конфликтах. Конфликт изучается в рамках философии, права, психологии, однако не выделяется как самостоятельный предмет изучения.

Второй период – середина IXX века - 1920 годы. Период зарождения, становления и развития конфликтологических теорий и частных отраслей конфликтологии. Он охватывает первую «волну» публикаций по проблеме конфликта.

Третий период – 1920-1950 годы. В это время конфликт начинает изучаться как самостоятельное явление в рамках других наук (социальная философия, психология, педагогика, политология и социология). Интенсивность исследования конфликта сначала постоянно увеличивается, а к концу периода ситуация характеризуется практически полным отсутствием публикаций. Это связано с периодом Второй мировой войной и обстановкой в гуманитарной науке в этот момент в целом.

Четвёртый период – 1950-1980 годы. Ежегодно публикуются работы по проблеме конфликта, защищаются первые диссертации. Появляются первые междисциплинарные исследования, конфликтология начинает выделяться в самостоятельную науку.

Пятый период – 1980 год - настоящее время – наблюдается постоянное увеличение ежегодного количества публикаций по конфликтологии, создаются конфликтологические посреднические центры, региональные и международные группы по исследованию и урегулированию конфликтов.

Развитие представлений о конфликте в философии, религии, науке, литературе, СМИ, народном творчестве.

Конфликт – постоянный спутник человека, по сути дела – лишь одна из форм борьбы за существование, один из механизмов естественного отбора в обществе. История анализа конфликта, попыток его интерпретации исчисляется тысячелетиями. Упоминание о конфликтах встречаются во многих дошедших до нас источников. Взять, к примеру, сюжет с «яблоком раздора» и «судом Париса»; библейское сказание о конфликте между Каином и Авелем – сыновьями Адама и Евы; можно также вспомнить русские былины.

 

Философские представления о конфликте.

Из известных сегодня материалов древнейшие исследования конфликта относятся к VII-VI вв. до н.э. Конфликт лежит в основе построения философской системы Китая, в которой провозглашается противоборство присущих материи положительных (янь) и отрицательных (инь) сторон, приводящее, в свою очередь, к конфронтации их носителей. Еще гораздо раньше – в древнейших законах хеттского царя Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.) содержатся десятки способов разрешения конфликтных ситуаций.

Конфуций еще в VI в. до н.э. в своих изречениях утверждал, что злобу и заносчивость, а с ними и конфликты, порождают, в первую очередь, неравенство и непохожесть людей. Сам Конфуций, по словам его многочисленных учеников, был «добр, почтителен и уступчив». Ему были чужды излишняя категоричность, упрямство, себялюбие.

Позднее конфликтологические вопросы обсуждались древнегреческими философами. В их взглядах по этой проблеме не наблюдалось единства. Некоторые считали, что конфликт – органически присущ всем предметам и явлениям, а потому неизбежен и в силу этого – не может получить отрицательной или положительной оценки. Такого принципа придерживались Анаксимандр (ок. 610 - 547 до н.э.), Гераклит (кон. 6 - нач. 5 вв. до н.э.). Последнему принадлежат следующее изречение: «Следует знать, что война всеобща, и правда борьба, и что все, что происходит, через борьбу и по необходимости». Конфликты представлялись ему как важное свойство, непременное условие общественной жизни, ибо противоборство, в том числе и война, есть «отец всего и царь всего».

Отрицательно оценивали конфликты (в основном – войны) философы Платон (ок. 428-348 до н.э.), Геродот (ок. 490-425 до н.э.). Последний полагал, что «никто настолько не безрассуден, чтобы предпочесть войну миру». Отрицательные мысли о войне высказывал Эпикур. Конфликтам уделял внимание и Аристотель (V – IV вв. до н. э.). Он полагал: человек по природе своей существо общественное; отдельный человек представляет собой лишь часть более широкого целого – общества; заложенное в человеке начало придает ему способность к взаимопониманию и сотрудничеству с другими людьми. Не исключалась при этом и склонность к вражде, ненависти и насилию. По мнению Аристотеля, источники распрей состоят в неравенстве людей по обладанию имуществом и получению почестей, а так же в наглости, страхе, пренебрежении, происках, несходстве характеров, чрезмерном возвышении одних и унижении других.

Цицерон же (106-43 до н.э.) в трактате «О государстве» предложил разделять насилие на «справедливое» и «несправедливое» и выдвинул тезис о «справедливой и благочестивой войне». Аврелий Августин Гиппонский Блаженный (345-430) в работе «О граде божьем» высказался вполне современно: «...Те, которые нарушают мир, не ненавидят его как таковой, а хотят лишь другого мира, который отвечал бы их желаниям». Тем самым философ определил, что решающим является не сам процесс конфликта, а цель.

В условиях средневековья коллективизм означал подчинение человека феодальному государству, поглощение личности крестьянской общиной, ремесленным цехом, купеческой корпорацией, рыцарским или монашеским орденом. Только на излете средних веков сформировался в мощную силу индивидуализм. Это нашло свое выражение в западноевропейском гуманизме, постулатах христиан-протестантов, учении об естественном праве и общественном договоре, идеях раннего либерализма.

В Средние века Фома Аквинский (1225-1274) выдвинул тезис о необходимости «авторизованной компетенции», т.е. санкции государства для ведения войны. И все же конфликт для него это всегда грех. Очень содержательную попытку системного анализа конфликтов сделал Никколо Макиавелли (1469-1527) в трактате «Государь». Он считал конфликт универсальным признаком общества и объяснял это природной порочностью человека. Эразм Роттердамский (1469-1536) справедливо, видимо, отмечал, что «война сладка для тех, кто ее не знает» и указывал на наличие собственной логики начавшегося конфликта, который разрастается и втягивает в свою орбиту все новые жертвы.

Томас Мор, Френсис Бэкон и другие гуманисты выступали с резким осуждением средневековой смуты, социальных беспорядков и кровопролитных междоусобиц. Они ратовали за мир и доброе согласие между людьми, признавая их решающим фактором развития общества. Фрэнсис Бэкон (1561-1626) впервые представил анализ системы причин социальных конфликтов. Мишель Монтень в своих опытах обращался к изучению внутриличностного конфликта и указывал на важность выхода накопившейся в процессе раздражения внутренней энергии, поскольку «страсти души изливаются на воображаемые предметы, когда ей не достает настоящих».

Томас Гоббс (1588-1679) в «Левиафане» обосновал концепцию «войны всех против всех» и считал, что главная причина конфликта заключается в присущем человеку чувстве конкуренции и желании как минимум равенства с остальными людьми. А это порождает соперничество, способное перерасти в открытый конфликт. Джон Локк и Томас Гоббс полагали, что человек есть отдельное самоценное существо, для которого другие люди – только среда обитания. В соотнесении с обществом приоритет принадлежит личности. Естественное состояние общественных связей – это “война всех против всех”, в которой люди выступают в качестве либо врагов, либо партнеров.

В Новое время Жан Жак Руссо (1712-1778) предложил известную теорию общественного договора, суть которой заключалась в предположении о том, что люди в состоянии договориться не предпринимать агрессивных действий друг против друга. Конфликт как многоуровневое социальное явление был проанализирован в работе Адама Смита (1723-1790) «Исследования о природе и причинах богатства народов». В этой работе рассматриваются социальные конфликты, причина которых, с точки зрения автора, кроется в классовой дискриминации. В своей книге «Теория нравственных чувств» он выступил последовательным сторонником некой степени эгоизма, «любви к себе», но при непременной гармонии своекорыстных интересов с общими устремлениями людей к благополучию и счастью. Смит полагал, что причина, которая движет человеком в стремлении улучшить свое положение, повысить социальный статус, состоит в том, чтобы «отличиться, обратить на себя внимание, вызвать одобрение, похвалу, сочувствие или получить сопровождающие выгоды». Он вместо моральных отношений между людьми поставил во главу угла экономические интересы.

Эммануил Кант (1724-1804) считал, что «состояние мира между людьми, живущими по соседству, не есть естественное состояние... Последнее, наоборот, есть состояние войны, т.е. если и не беспрерывные враждебные действия, то постоянная угроза. Следовательно, состояние мира должно быть установлено». Георг Гегель (1770 - 1831) усматривал причину конфликта в социальной поляризации между накоплением богатства и привязанностью к труду в рамках класса.

Размышления о конфликте Фридриха Ницше проникнуты мыслью о том, что конфликт свойственен человеку и всепроникающ, что, может быть, это одна из плодотворнейших сил сегодня. Однако в книге «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого» философ представит нам другой идеал – своеобразный итог развития человеческого духа – сверхчеловека, перешагнувшего тяготение обычных человеческих пороков и вставшего над конфликтами.

 

Религиозные представления о конфликте.

Не только философы размышляли над проблемой конфликта. Так или иначе, эта тема запечатлелась в религиозных учениях.

Отношение к конфликтам в рамках христианского религиозного учения достаточно противоречиво. С одной стороны в книгах Ветхого и Нового заветов проповедуется ненасилие («подставь вторую щеку»), с другой – в книге «Исход» мы встречаем определение Бога как «мужа брани». Воззвание же к богу приносит победу в сражениях.

Контент-анализ текста Библии, проведенный А.Я. Анцуповым, показал, что из 12407 понятий и категорий книги 1909 отражают проблему насилия и конфликта (15 %). Наиболее часто употребляемые в группе «конфликт» категории – это «наказание» (26 %), призывы убить, убивать (21 %), ненависть и злоба (13 %).

Среди категорий группы «мир и согласие» наиболее часто употребляется группа слов со значением «помощь, поддержка» – 26%. Негативное отношение христианства к войнам – достаточно современное явление. Лишь в нашем веке официальная католическая церковь обратилась к идее отрицательного отношения к насилию, то же наблюдается и в православии. Причина такого противоречия кроется, очевидно, в истории этого религиозного учения. Первоначально оно формировалось как религия рабов и должно было уметь бороться и защищаться. Лишь позднее из гонимой властями секты оно перешло в государственную религию Римской империи. Необходимость агрессии исчезла, но отголоски ее, выразившиеся в идее экспансии христианства, долго еще были слышны в Европе. Здесь можно вспомнить крестовые походы ХI-ХIV вв. Кроме того, не стоит забывать, что не все христиане поддерживают позиции официальной церкви. Существует множество христианских организаций (различные братства, тоталитарные секты), которые подчас далеко не так миролюбивы, как мы привыкли себе представлять.

Позиция Ислама в вопросе о конфликтах также противоречива. С одной стороны, ненасилие проповедуется как идеал социальной жизни. С другой – приветствуется борьба за расширение пространства ислама и даже борьба между единоверцами. В Коране читаем: «Если бы пожелал твой Господь, то Он сделал бы людей народом единым. А они не перестают разноголосить».

Буддизм и индуизм в том смысле более последовательны. Они не приемлют какое-либо насилие. В классическом буддизме нет даже такого понятия – «зло». Только в последнее время многочисленные войны побудили приверженцев буддизма заговорить о насилии. Однако в своих оценках они по-прежнему категоричны: необходимо жить в любви к ближнему, ибо «никогда в этом мире ненависть не прекращается ненавистью, но с отсутствием ненависти прекращается она».

 

Тема конфликта в литературе и народном творчестве.

Во всей мировой литературе столкновение интересов людей и конфликты по этому поводу – было одной из главных тем и по вниманию, которое ей уделялось, с ней сравнима лишь темы Бога и любви. В 1950-х годах в журнале «Театр» прошла масштабная дискуссия о целесообразности рассмотрения конфликта в художественном произведении. Результат дискуссии – своеобразный лозунг – «Конфликтам быть!»

Отразилась проблема конфликта и в народном творчестве в форме многочисленных пословиц, поговорок, и фразеологизмов: «Что за шум, а драки нет?», «Полно браниться, не пора ли мириться?» В русском языке с конфликтными ситуациями связано свыше 700 поговорок и фразеологизмов. Среди них 21% имеют ключевое слово «согласие», а 53% – «драка» и спор. Последний факт указывает на то, что в разрешении конфликтных ситуаций наиболее эффективными до си пор в России считаются методы силового воздействия на конфликтёров. Это отражено во многих пословицах: «Чем ругаться, лучше собраться и подраться», «Больше дерутся, смирнее живут» и т.п. В 184 пословице прослеживается прямой призыв к драке: «Горе горюй, а руками воюй!», «Вот тебе раз, другой бабушка даст!» Несколько меньшее количество (157) содержит призыв к миру и согласию: «Замахнись, да не ударь», «Зла за зло не воздавай» и т.п.

В целом в 40% пословиц и поговорок насилие одобряется, а в 43% одобряется согласие. Таким образом, опыт народа приблизительно одинаково оценивает эффективность насилия и согласия в решении конфликта.

 

Тема конфликта в СМИ

В последние десятилетия возросла роль СМИ как фактора, определяющего конфликтность людей. Ни для кого не секрет, что многочисленные атаки реклам (за свою жизнь среднестатистический россиянин видит более 7 млн. рекламных роликов), политической пропаганды не всегда соблюдают «технику информационной безопасности». Иногда повышение конфликтности закладывается в содержание информационного материала. Иногда агитация порождает внутриличностные конфликты мотивов ее слушателей, зрителей, читателей. Самые распространенные чувства, испытываемые зрителями при просмотре, как кажется, безобидных информационных телевизионных программ – чувства тревоги, страха, неуверенности.

Надо сказать, что воздействие СМИ на сознание человека и на повышение уровня конфликтности и тревожности общества было замечено давно. Но до сих пор программы, содержащие сцены насилия или описание трагических происшествий считаются более ценными с точки повышения рейтинга. Насилие превалирует в восьми из десяти передач. За один час на экране появляется 5-6 эпизодов насилия. Большое количество сцен насилия содержат мультфильмы: восемнадцать сцен насилия в час! К 12 годам среднестатистический подросток успевает увидеть 100 000 сцен насилия.

Интересное исследование провели Леонард Эрон и Роуэлл Гусман. Они обнаружили стойкую зависимость между просмотром сцен насилия по телевидению и агрессивным поведением: те, кто в детстве видел больше сцен насилия на телеэкране, становятся в дальнейшем более агрессивными и предпочитают силовую модель решения конфликтов. СМИ оказывают мощное воздействие на формирование у всех людей установок, влияющих на их поведение в конфликтных ситуациях.

 

Становление конфликтологии как науки

По-настоящему научный подход к анализу социальных конфликтов появился только во второй четверти XIX в. Именно с того времени конфликты выдвигаются в ряд предметов специального изучения. Формирование конфликтологии как особой области знания происходит вместе с развитием социологии, политологии, психологии, права и других социальных наук.

Фундамент конфликтологии закладывался при участии «отцов-основателей» социологии таких, как Огюст Конт, Герберт Спенсер, Карл Маркс. Первые попытки создать социологическую теорию социальной системы, где бы обосновывалась роль конфликта, относятся ко второй половине ХIХ века. В этот период появилась работа английского социолога Герберта Спенсера «Основы социологии», где подчеркивалась мысль об универсальности самого явления конфликта. Конфликт признавался нормальным социальным явлением.

Идеи классиков, заложивших основы конфликтологии, были восприняты и развиты следующими поколениями представителей наук об обществе – Эмилем Дюркгеймом, Максом Вебером, Георгом Зиммелем, Фердинандом Тённисом. Например, Эмиль Дюркгейм – один из основоположников французской социологической школы – ставил знак равенства между общественным состоянием и социальной солидарностью. Он считал, что люди объединяются в общества не ради индивидуальной и групповой вражды, а вследствие взаимной потребности друг в друге.

Для Макса Вебера общество – это взаимодействие людей, являющихся продуктом социальных, т.е. ориентированных на других людей, действий; это арена, на которой действуют позитивно и негативно привилегированные группы. Они озабочены тем, чтобы в условиях конфликта материальных и идеальных интересов сохранить или даже упрочить свое влияние, отстоять свои экономические позиции, а так же амбиции и жизненные ориентиры. При анализе властных отношений Вебера интересуют не столько причины и характер актов насилия, сколько механизмы согласия с властными полномочиями. Для современного общества, по Веберу, наиболее адекватны рациональная система права, согласие с властью, основанное на законе, наличие конституционных основ правопорядка и развитого гражданского самосознания.

К началу XX в. интерес ученых, прежде всего социологов, к исследованию конфликтов определился со всей отчетливостью. Однако до сих пор, как в отечественной, так и в зарубежной науке не сложилась пока еще одна общепризнанная теория конфликта, а в нескольких существующих теориях проявляются значительные несовпадения подходов к характеристикам конфликта.

 

Основные направления теоретической конфликтологии.

Основной вклад в развитие теоретических конфликтологических знаний внесли социологи, психологи и политологи:

А) Социология конфликта: социал-дарвинизм (Г. Спенсер, У. Самнер, Л. Гумплович); конфликтный функцианализм (Г. Зиммель, Т. Парсонс, Л. Коузер); диалектическая концепция конфликта (К. Маркс, Р. Дарендорф, К. Боулдинг).

Б) Психология конфликта: психоаналитический подход (З. Фрейд, А. Адлер, К. Хорни, Э. Фромм, Г. Салливен); социотропное направление (У. Мак-Дугалл, С. Сигеле); этнологический подход (К. Лоренц, Н. Тинберген); теория групповой динамики (К. Левин, Л. Линдслей); фрустрационно-агрессивная концепция (Л. Берковитц, Д. Доллард, Н. Миллер); поведенческое направление (А. Басс, А. Бандура); теория социометрии (Я. Морено, Г. Гурвич, Э. Дженигс, С. Додд); интеракционистское направление (Д. Мид, Т. Шибутани); теория трансактного анализа (Э. Берн).

В) Политологические теории конфликта: теории политических групп (В. Парето, Г. Моска, Ж. Сорель, Ф. Оппенгеймер, А. Бентли); теории политической стабильности (Дж. Блондел, Д. Истон, С. Липсет, Д. Сандерс); этнополитические теории (М. Гектер, Т. Нейрн, Дж. Ротшильд).

 

Зарубежные теории конфликта.

Социология конфликта.

Диалектическая концепция конфликта. К. Марксом была разработана концепция социально-классового конфликта. В ней противоречия между уровнем производительных сил и характером производственных отношений является главным источником социального конфликта в обществе. Постепенно формируется объективная потребность в разрешении данного противоречия. Дефицит ресурсов в обществе выступает первопричиной социальных конфликтов. А социальная революция – это высший этап развития классовой борьбы. Теория К. Маркса является классической диалектической моделью социального конфликта, основные тезисы которой заключались в следующем:

·  Глубина конфликта между господствующим и подчиненным классом прямопропорциональна неравномерности распределения в системе дефицитных ресурсов.

·  Вероятность сомнений подчиненных классов в справедливости распределения ресурсов тем более вероятна, чем выше порог осознания ими собственных интересов.

·  Открытый конфликт между господствующим и подчиненным классом тем вероятнее, чем глубже осознание последним незаконности распределения ресурсов.

·  Поляризация противостоящих классов будет тем сильнее, чем более развита структура политического руководства, которая в свою очередь зависит от идеологической унификации членов коллектива.

·  Степень насильственности конфликта прямопропорциональна степени поляризации господствующих классов.

·  Уровень насильственности конфликта определяет уровень структурных изменений системы и степень перераспределения недостающих ресурсов.

В конце 1950-х годов немецкий социолог Ральф Дарендорф обосновал новую теорию социального конфликта, которая распространилась под названием «конфликтная модель общества». Она зафиксирована в основном труде ученого – «Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе». Ученый рассматривал марксизм как одно из серьезнейших направлений в развитии наших представлений о конфликтах, и его теория подверглась влиянию последнего. В частности он взял за основу понимания классового конфликта теорию превращения «класса-в-себе» в «класс-для-себя».

Диалектическая концепция конфликта Ральфа Дарендорфа сформулирована в русле марксистской концепции, но существенно отличается от последней. Конфликтная модель общества строится им на ином социальном основании. Основой деления людей на классы, по мнению Дарендорфа, является участие или неучастие в осуществлении власти. Не только власть предпринимателей (капиталистов) над рабочими создает основу для конфликта. Конфликт может возникнуть в любой организации (в больнице, университете и т.д.), где вообще существуют начальники и подчиненные. Для обозначения этих организаций Р. Дарендорф использует веберовское понятие «императивно-координированной ассоциации» (ИКА), представляющую собой хорошо организованную систему ролей. Разрешение конфликта в ИКА направлено на перераспределение авторитета и власти в ней. Конфликты становятся более многообразными. Вместо общества, которое было резко поляризовано, возникает плюралистическое общество, с пересекающими интересами, а значит с различными конфликтами. В западном посткапиталистическом обществе возникают большие возможности регулирования классового конфликта, который не устраняется, а локализуется в рамках организации.

Для успешного регулирования конфликта, по мнению Дарендорфа, важны три обстоятельства 1) признание различных точек зрения в обществе; 2) высокая организованность конфликтующих сторон; 3) наличие «правил игры». Дарендорф рассматривает действительность на языке институциализированных образцов, используя понятие ИКА. Авторитет и конфликт служат функциональными реквизитами, где первый служит для интеграции системы, а второй – для социальных изменений. Идеи Р. Дарендорфа о «контролируемой эволюции» предполагают возможность замедления, замораживания и урегулирования любых социальных конфликтов, но невозможность их окончательного разрешения.

 

Конфликтный функционализм. Базовыми для функцианалистского направления конфликтологии стали идеи Г. Спенсера о конфликте как неизбежном явлении общественной жизни, проявлением борьбы за существование социальных субъектов, предпосылке развития социального организма. Собственно функционалистское объяснение конфликта предложил Георг Зиммель. Его «Социология» (1908) ознаменовала собой появление этого нового направления изучения конфликта. Зиммель специально занялся разработкой теории конфликта, исходя при этом не только из ее социальной значимости, но и позитивной ценности как стимулирующего средства. Он и ввел в научный оборот сам термин «социология конфликта». Конфликт, по Зиммелю, это форма социации.

Огромное значение для конфликтологии имеют выводы Зиммеля о воздействии конфликта на внутреннюю структуру группы. Ученый первым обратил внимание на такие особенности группового поведения: во время экстремальных ситуаций централизация группы усиливается вплоть до деспотии. Возникнув, такая централизованная структура стремится к выживанию и начинает искать нового противника («внешнего врага»). Порочный круг замыкается.

Зиммель выделил позитивную функцию конфликта по отношению к социальной системе и к участвующим в нем сторонам, остроту, силу и другие переменные конфликта. По его мнению, следует отличать биологическую и психическую природу социальных конфликтов.

В дальнейшем, проблема конфликта в структурно-функциональном анализе не получила своего достаточного развития. Общество, согласно Толкотту Парсонсу, находится в равновесии, если ролевые ожидания ясны и выполняются. Однако временами могут возникать отклонения и конфликты. Конфликты преодолеваются благодаря социальному контролю, основывающемуся как на положительных, так и на негативных санкциях. По Парсонсу, конфликт заложен в самом процессе социализации, в ходе которого человек оказывается приобщенным не только к способам функционирования социальной системы, но и к нормам и ценностям соответствующей культуры. Конфликт может перерасти в несоответствие, напряженность, складывающаюся при социализации между внутренними физиологическими потребностями организма и потребностями человека в социальных отношениях. Поэтому главной задачей становится поддержание бесконфликтного существования общества.

Таким образом, конфликт в структурно-функциональной теории Парсонса трактуется преимущественно как фактор повреждения и разрушения социальной системы. Данная теория не могла удовлетворительно объяснить социальные изменения и конфликты, начавшиеся в конце 60-е годов ХХ столетия. Вместе с тем этот подход к исследованию социальных систем является и в настоящее время одним из наиболее влиятельных в социологии. Т. Парсонс заложил основы междисциплинарного подхода к конфликту как к системе.

В середине ХХ века теория позитивно-функционального конфликта стала основой книги Льюиса Коузера «Функции социального конфликта» (1956), в которой автор обосновал и положительную роль конфликта. Модель позитивно-функционального конфликта Льюиса Коузера преодолевает отрицательное отношение структурного функционализма к конфликту. Он считает, что «социальный конфликт это борьба за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьба, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожение соперника».

Коузер делает упор на позитивные функции конфликта, на его стабилизирующую роль в поддержании динамического равновесия социальной системы. Социальный конфликт способен стать и средством стабилизации внутригрупповых отношений, и чреват социальным взрывом. Это зависит от характера социальной структуры, под воздействием которой и развивается конфликт. Коузер выделяет следующие функции конфликта: 1) разрядка напряженности, т.е. конфликт служит «выхлопным клапаном» напряжения; 2) коммуникативно-информационная, т.е. люди в результате столкновений проверяют друг друга, получают новую информацию об окружающей среде и узнают свое соотношение сил; 3) созидание, т.е. противоборство помогает группе сплотиться, а не разрушиться в трудную минуту; 4) интеграция социальной структуры, т.е. конфликт не разрушает целостность, а поддерживает ее; 5) нормотворчество, т.е. конфликт способствует созданию новых форм и социальных институтов.

По мнению Коузера, борьба между группами способствует разряжению напряжения, выходу негативных эмоций, люди больше узнают друг друга, конфликт выполняет тестирующую функцию. Однако для этого конфликт должен быть управляем.

В 1962 году появляется работа Н. Смелзера «Теория коллективного поведения», в которой развиваются некоторые мысли Парсонса (Смелзер, кстати, был другом и соавтором последнего). Здесь ученый рассматривает те формы коллективных действий, которые обычно рассматриваются как иррациональные. К их числу относятся разного рода возмущения, бунты, формы коллективного помешательства, паники. Коллективное поведение он определяет как «мобилизацию на основе некоторых убеждений, которые по-новому определяют социальное действие».

В дальнейшем наметилась тенденция интеграции различных социологических подходов к изучению конфликта. Французский социолог Ален Турен предлагает отказаться от иллюзорных, по его мнению, попыток анализировать роль субъектов вне всякого отношения к общественной системе или от описания социальной системы без действующих лиц. Он полагает, что свойство человеческих систем заключается в выдвижении и изменении собственных целей, что дает основание ориентироваться на социологию действия, на анализ механизмов самопроизводства общественной жизни.

В начале 1960-х годов американский социолог Кеннет Боулдинг предпринял попытку создать универсальное учение о конфликте – «Общую теорию конфликта». Первоначальную предпосылку появления конфликта он усматривал в природе человека, в его извечном стремлении к борьбе. Ученый выделил две модели конфликта – статическую и динамическую. Статическая модель подвергает анализу все стороны конфликта и отношения между ними. Динамическая модель рассматривает конфликт через изучение интересов сторон. По Кеннету Боулдингу, основу «социальной терапии» по «снятию», предотвращению конфликтов составляют три момента: понимание причин возникающих противоборств; разумный выбор согласованных способов их устранения; нравственное совершенствование людей. Боулдинг видит причину индустриального конфликта (между рабочими и буржуазией) в противоположности идейно-психологических установок.

Концепция согласия и структурного насилия была разработана Йоханом Гальтунгом. Он приводит шесть отличий между различными видами насилия. Важнейшие из различий – это между персональным и структурным насилием. Тип насилия, в котором есть действующее лицо, он обозначает как персональное, или прямое насилие, а насилие без действующего лица – как структурное, или непрямое. Типология персонального и структурного насилия проводится Гальтунгом с точки зрения используемых инструментов. Расширенное понимание насилия приводит к расширенному пониманию согласия: согласие как отсутствие персонального и структурного насилия.

В 1980-е годы разрабатываются различные варианты синтезирования диалектических и функционалистских концепций социального конфликта (Г. Блейлок, Э. Гидденс, Р. Коллинз, Л. Крайсберг, В. Лефевр и др.). Происходит Теоретическое обобщение итогов междисциплинарньгх эмпирических исследований конфликтов (Р. Кохен, Р. Даль, М. Крозье, Ф. Перкин, Г. Райффл, Д. Рекс, Т. Ньюм, К. Бейли и др.). Формируются среднеуровневые и частные теории конфликта (модель Анатоля Рапопорта; теория игр и математический аппарат конфликта в идеях нобелевских лауреатов Т. Шеллинга и Р. Аумана; сценарное описание конфликта, театрализация и карнавализация конфликта).

 

Психология конфликта.

В рамках этой отрасли науки условно выделяются два этапа: в первой половине XX века конфликт не выделялся как самостоятельный предмет изучения. Психологов интересовали лишь причины и последствия этого явления. На рубеже 1950-х - 1960-х годов появляются исследования, где научный интерес психологов обращен непосредственно к этому феномену.

В отличие от социологов психологи, объясняя природу конфликтного поведения, ставят его в зависимость от психологических факторов. Например, хорошо известно, что это послужило Зигмунду Фрейду основанием для того, чтобы в развитии индивида, в формировании характера человека выдвинуть на первый план определенные влечения, в первую очередь сексуальное, предложить идею расчленения личности на три инстанции – “Оно”, “Я” и “Сверх-Я”.

Альфред Адлер утверждал, в противовес Фрейду, что личность нельзя брать в отрыве от общества, ибо человек – прежде всего социальное существо. Карл Юнг, отказавшись от фрейдистской теории сексуальности, придавал огромное значение влечениям и тенденциям индивида, как на «поверхности» сознания, так и на подсознательном уровне, полагая, что поведение и поступки личности определяют психическая энергия человека, ее обращенность на внешнюю среду или во внутрь самой личности.

В настоящее время исследования конфликтов в современной зарубежной психологии ведутся в следующих направлениях:

·  Теоретико-игровое (М. Дойч).

·  Теория организационных систем (Р. Блейк, Дж. Мутон).

·  Теория и практика переговорного процесса (Р. Фишер, У. Юри).

 

Политологические теории конфликта.

Собственно конфликтологические теории и концепции в этой науке практически отсутствуют. Однако в области изучения конфликтов в политологии сделано настолько много, что не сказать ничего об этой отрасли знаний просто невозможно.

Теория политических групп, создателем которой считается Вильфредо Парето (1848-1923) раскрывает концепцию элиты. Борьба за звание элиты – суть социальных конфликтов. Круговорот элит обеспечивается именно такими конфликтами и способствует эволюции общества. Свои представления о конфликтах и их причинах дают Гоэтано Моска (один из «отцов-основателей» политологии), Франц Оппенгеймер (немецкий историк) и другие. Французский мыслитель Жорж Сорель (1847-1922) высказал предположение, что ход истории иррационален. Она вся состоит из неконтролируемых, спонтанных конфликтов, которые благо уже потому, что существуют. В противовес ему некоторые политологи (Дж.Блондел, Д.Истон, С.Липсет) попытались сформулировать теорию политической стабильности, найти те рычаги, которые способны поддерживать общество в состоянии покоя.

 

Конфликтологическая практика.

Становление конфликтологической практики происходит в 1980-е годы ХХ столетия. В этот пе6риод Горовиц и Бордман создают программу конфликтологического тренинга, направленного на обучение конструктивному поведению в конфликтном взаимодействии. Ч. Освуд разработал методику ПОИР (Постепенные и обоюдные инициативы по разрядке напряженности), предназначенную для разрешения международных конфликтов. Сегодня за рубежом теория и практика конфликта растут большими темпами. В 1986 году Австралийская ассоциация содействия ООН основала организацию по разрешению конфликтов – Программу Мира. Задача организации – разрабатывать и внедрять навыки по разрешению конфликта для их эффективного применения в личной жизни, на работе и в международных отношениях. Сегодня западная конфликтология распространяет значительное влияние и на Россию.

 

История отечественной конфликтологии.

Существуют несколько обстоятельств, отличающих зарубежную (преимущественно западную) конфликтологию от отечественной. Во-первых, за рубежом теорию конфликта начала формироваться ещё в ХIХ веке. Во-вторых, зарубежная конфликтология представлена значительно более широким спектром подходов к изучаемому предмету. Только в США с конца 1960-х годов конфликтами занимаются десятки исследовательских центров и кафедр в крупнейших университетах. Готовятся специалисты уровня бакалавра и магистра по конфликтологии. Издается несколько специализированных журналов. Но, пожалуй, самое главное отличие – сама западная конфликтология имеет преимущественно прикладной характер развития.

Первые отечественные публикации, посвященные непосредственно проблеме конфликта относятся к периоду только 1915-1920-х годов. Отечественные социальные мыслители, испытывая влияние зарубежных течений, вместе с тем отразили своеобразие российского общества начала XX в.

Петр Лавров и Николай Михайловский, представители так называемого субъективного идеализма, главным движителем и, следовательно, мерилом прогресса признавали личность, ее всестороннее развитие в кооперации с другими людьми. Отсюда ими выводилась необходимость предотвращать конфликты между личностью и обществом. Авторами утверждалось, что прогрессу способствует не борьба за существование, а взаимопомощь и солидарность людей. Схожие теоретические положения лежали в основе социологических концепций идеологов народничества – Михаила Бакунина, Петра Кропоткина, Петра Ткачева.

Максим Ковалевский, опираясь на ставший популярным в России сравнительно-исторический метод, также усматривал сущность социального прогресса в упрочении солидарности между людьми. При этом он ориентировался больше не на личность, а на социальные группы и классы, стремился выявить идеи равенства и справедливости. Свое видение проблемы социального конфликта высказывали российские сторонники марксизма – представители и ортодоксального – Г.В. Плеханов, В.И. Ленин и «легального» направления – П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский.

Заметный вклад в область конфликтологического знания внес Питирим Сорокин, ставший одним из самых выдающихся представителей «социокультурной школы» в социологии, выразителем идей интеграции социальных и культурных систем. По его словам, «конфликт непременно связан с удовлетворением потребностей людей, его источник заключен как раз в подавлении определенных, преимущественно базовых потребностей человека».

Первые отечественные публикации, посвященные исследованию непосредственно предмета конфликта, появились в начале 1920-х годов. В них проблема конфликта впервые выделяется как самостоятельная, в названиях работ появляется сама категория «конфликт» и его производные (К.М. Тахтарев, В.М. Бехтерев, А.С. Звоницкая, Л.П. Карсавин). В 1924 году была опубликована работа П.О. Гриффина и М.И.Могилевского, посвященная трудовым конфликтам в наших организациях, носившая в большей степени психологический характер. По политическим причинам в последующие годы наблюдается реальное уничтожение российской конфликтологии и установление господства идеологии «бесконфликтности» социалистического общества.

Как самостоятельная наука конфликтология в России существует фактически только с конца 1989-х годов. Тем не менее, у нас в стране сегодня существуют десятки кафедр конфликтологии при классических университетах, несколько организаций, спектр интересов которых находится в области прикладного изучения конфликтов – Центр конфликтологии при Институте социологии РАН в Москве, Санкт-Петербургский Центр разрешения конфликтов, Ассоциация конфликтологов-миротворцев при МГУ. В Ростове-на-Дону, Красноярске, Барнауле, Калуге зарегистрированы ассоциации конфликтологов – общественные организации. Издаются журналы – «Социальный конфликт», «Конфликт и консенсус», «Российская конфликтология». Среди наших российских современников, проводивших первые эмпирические исследования социальных конфликтов, результаты которых стали появляться у нас лишь в 80-х гг. XX в., можно отметить такие работы, как: “Внимание конфликт!” Ф.М. Бородкина и Н.М. Коряк. Заслуживают внимания работы Н.В. Гришиной, А.Г. Здравомыслова, В.Н. Кудрявцева, А.С. Кармина, А.В. Дмитриева, А.К. Зайцева, Э.А. Уткина, А.Я. Анцупова, Е.И. Степанова, А.И. Стребкова и др. По теме конфликта, рассматриваемого с позиций различных наук, в последнее десятилетие защищено более 200 диссертаций, опубликовано около 3 000 научных статей и монографий. Проблематика социальных конфликтов в отечественной науке относится к сфере интересов, прежде всего, социологии.

 

Основные положения современных теорий конфликта.

Фундаментальная идея современного подхода к пониманию социального конфликта состоит в отказе от однозначной трактовки данного феномена как деструктивного явления.

Сформулируем другие главные методологические положения современной конфликтологии:

1.      Конфликт – постоянно присутствующий, неподдающийся устранению тип социальных взаимоотношений в обществе.

2.      Конфликт – закономерное свойство социальных систем, источник их развития и условие нормального функционирования.

3.      Первопричиной социальных конфликтов выступает противоречие в целях и интересах людей, обусловленное дефицитом ресурсов (прежде всего, материальных благ и власти).

4.      Конфликты проявляются на уровнях:

а) сознания (в виде особых настроений и установок);

б) поведения (в виде конфликтных действий).

5.      Конфликт может играть как конструктивную, так и деструктивную роль в обществе.

6.      Конкретный социальный конфликт характеризуется своей системой стуктурно-динамических показателей – участниками конфликта, объективными и субъективными причинами, интересами сторон, длительностью стадий, специфичным сочетанием обстоятельств и т.п.

7.      Любой конфликт можно регулировать и управлять им.

8.      Любой конфликт легче предотвратить, чем потом решать.

9.      Неразрешимых конфликтов в принципе не бывает, бывают труднорешаемые и практически нерешаемые конфликты.

10.  Профилактирование и разрешение социального конфликта требует использования специальных социальных технологий, методик и процедур (посредничество, переговоры и т.д.).

 

 

 

Обновлено 19.09.2009 15:25